Расьяна

Страница автора на сайте Стихи.ру

Калужница

 Вплетаю цвет калужницы 
В венки мои душистые,
А вихрь терновый вьюжится...
Молюсь тебе, Пречистая!
Да разве с чем попутаешь
Весны дыханье нежное!
Томлюсь не болью лютою -
Хочу догнать я прежнее.
На Спас медок освяченный,
По травам уворованный.
Да только не заплачу я,
Хоть `на смерть очарована.
А вдоль реки, по берегу
Клич камышами стелется.
Великое отмерено:
Не слюбится, так стерпится.
Ночлег вздохнул соломою,
Творит псалмы вселенная.
Пугай меня содомами,
Но не сули забвение.
Нашептана горсть ладана,
Свеча горит согнутая.
Мне причаститься надо бы,
Беда моя нелюбая.
Крылится над заборами
Рушник узором вытканный,
Я полюбила ворона,
Молюсь тебе, Пречистая.
Душа моя порожняя,
Церковный хор печалится.
Калужница встревоженно
Ко мне сердечком тянется.

 

Освятил Господь ясным Солнышком

 Зорька алая просыпается,
И с руки её умываюсь я,
Пью лучи чудес, ненасытная,
Ой же, девица, да завидная.
Выйду с радостью за околицу,
Кликну песнею добра молодца:
Добрый молодец, милый-ласковый,
Одари меня звёздной сказкою,
Л`уны выплесни мне монистами. -
Соловьи прильнут к сердцу свистами.
Ручейком звенит Божья Матушка,
Ты прости мне грех, о, Касатушка!
Разреши любить в полну силушку
И коня даруй белогривого.
Пусть помчит тот конь в чисто полюшко -
Потеряла пыл в горькой долюшке:
Ни любви, ни сна - не радёшенька,
Обогрей меня Божьим Солнышком!
Разгони тоску вербной веточкой,
Возгорюсь в любви, словно свечечка,
Растреножь коня белогривого,
Выльюсь дождиком - осчастливена.
Колоски шумят в чистом полюшке,
Оживу я вновь в алой зорюшке.
Буду пить лучи с её рученьки,
Унесут печаль рек излучинки.
Возмолюсь в любви Божьей Матушке,
Разольюсь рекой пред Касатушкой.
Берега круты в бурной реченьке -
Но горит-горит моя свеченька.
Образа в углу в алых ленточках,
Свет небес струит вербы веточка.
И любовь, и пыл - я радёшенька,
Освятил Господь ясным Солнышком.

 

Струны гитары вздрогнут

 Струны гитары вздрогнут -
Гаснет в камине пламень.
Нет, не дари корону -
Скрип подари мне ставень,
Гнутое коромысло...
И не княжной, а девой
Буду искать я смыслы
В сладких твоих напевах.
Вырвется плачь наружу,
Слёзы омоют губы,
Ты же, обет нарушив,
Сладко шепни мне: люба.
Люба и вновь желанна, -
Белые вьюги шепчут.
Сыплет небесной манной
Мне, ненасытной, вечер.
Уст незабвенных сахар
Манит, как свет рябинов,
Ты мне - и жнец, и знахарь,
Пей колдовские вина.
Потчуй меня, зазнобу,-
Ленточку - в косу русу,
Плечи губами трогай, -
Выдержу все искусы!
Вздрогнет от счастья терем,
Ахи сойдутся вздохи.
Раненым диким зверем
Лягут в стога сполохи.
И запылает сено
Звуком родной гитары.
Нет, я - не королева,
Ярка твоей отары.
Ой, поклонюсь да в пояс,
Не побоюсь я плети.
Бога не беспокою 
Неугомонной речью.
А к водопою - кони,
Пьют не водицу - луны,
Мне поцелуй ладони -
Иволгой вспл`ачу в струнах,
Звёздочкой трону губы,-
Радугой вспыхнут души,
Только шепни мне : люба, -
Божье над бренным вскружит.
Буду искать я смыслы 
В сладких твоих напевах
Иволгой голосистой,
Не королевой - девой.

 

Ласкай же крыльями ресниц

 Сорви мои слова, сорви
Морозным задохнись туманом,
В лучах алеющей зари
С тобой мы снова будем пьяны.

Люби бесстыжие слова
И пей их колдовскую влагу.
Ох, как кружится голова!
Хмельной напиток нам во благо.

Ласкай же крыльями ресниц
Мои к тебе прикосновенья.
И нет стыда, и нет границ
Любовным нашим песнопеньям.

Всесилен ветер и горяч,
Ты так же неуемен в страсти -
Великий маг, вулкан, скрипач...
Да много ль нужно нам для счастья.

Я вновь податливо прильну
К твоей чарующей улыбке -
Люби меня, люби одну
И поцелуями, и пыткой.

Да так, чтоб падал Млечный Путь
В благоухающеее ложе,
Чтоб вежды в ласках не сомкнуть
И лишь шептать: О Боже! Боже!

 

Радуга души

  Подари мне платок

                     Из весенних томлений и пыток,
Ярких звёздочек пыл -

                     Как узор не восполненных радуг.
То ли цвет, то ли свет

                     Золочёной сливается нитью -
Нежность пей моих губ

                     И ответными ласками радуй.
Одуванчик небес -

                     И о сини не петь невозможно.
Что сулят вечера? -

                     Предзакатием стелются ночи.
Подари мне платок

                     Дорогим Благовестом Господним.
И усни на груди

                     Моих огненно-ласковых строчек.

 

Блаженства маленькое царство

 Пленил... а может, полонил? -
Да кто, поди ж ты, разгадает,
Когда любовь улыбкой тает
И разжигает страсть и пыл.

А в уголках желанных губ -
Блаженства маленькое царство,
Во искушение - бунтарство
Неосторожных нежных рук.

И каждый миг не повторим -
Цветком из прежних огорчений.
Когда на грани отречений
Горит огонь священных лир.

И падают к ногам миры
Вселенской музыкой галактик,
А в нотах, до безумства сладких,
С тобою мы полужив`ы.

И сердце слышит радуг смех,
А звёзд улыбчивые лица
Не перестанут светом литься -
Не жаль за это умереть.

 

Расплету я косы, молода Забава

 О, Иван-травица, люба-дорога ты,
Солнышком вселенским за любовь нам платишь.

Как цветут медвяно звёздочки кипрея!
В розовых полянах сердце обомлеет...

Твой медок желанный - блеклая водица,
В аромате пряном солнышко искрится.

Расплету я косы, упорхну в туманы,
Ни к чему расспросы, коль мы оба пьяны 

От любви и неги в земляничных росах...
О Иван-травица, как манят покосы 

В те стога, что утром укрывают зори!..
И колышет ветер Иван-чая поле.

Расплету я косы, молода Забава…
Пятнышками слёзы обольют все травы -

Плакала кукушка в праздник Вознесенья, 
Прошепчи подружке о любви-спасенье.

Озерцо за лесом со святой водицей,
Расцвету, как роза, - жаркая девица.

Вот и лучик солнца, по воде играет,
Золотые кольца гладь реки ласкают.

Берега крутые, празднеством - ятрышник.
Вербы вековые в орхидеях дышат.

Зачерпну в ладони, личико умою.
Скажет мама: Доню!  - рушничком прикроет

Плечи мои белы, сотворит молитву…
Ягодкою спелой в твоих песнях вспыхну.

 

Упадет в ладони небо

 Тихий вечер, сад цветущий,
ароматное мартини...
Робко всхлипнет май поющий -
я к тебе склонюсь, любимый.
И шепну, немножко с грустью:
Я ждала... ждала, ты слышишь?
Дивно пахнет незабудкой,
Дух земной клубникой дышит.
Ты застенчивой улыбкой
всколыхнешь мои ресницы,
Пить бы, пить бы - не напиться
соловьиным звонким свистом.
Целовать твои рассветы...
Миловать пунцовой зорькой,
вместе с ливнем в жарко лето
земляничные пригорки.
И, проснувшись утром ранним
в пламенеющих объятьях,
залечить былые раны
нежным всплеском бурной страсти.
Бродит сердце юной негой
и срывает счастья миг,
Упадет в ладони небо
от безумия двоих.

 

Мне тайной на ладони лягут песни...

 Я нежности твоей приму исток -
её туманом можно задохнуться -
И взглядами помечу между строк
Все закрома неугомонной грусти.
А терпкий привкус нашего вина
Разгладит и печали, и тревоги.
Испей мои пророчества до дна,-
Слезою покаянной - только к Богу!
Безвербье клонит веточку утех,
Смирением припудрив алы щёки.
Слагаю песни сердцем - не для всех,
И мне ли принимать твои упрёки?..
Бессытен и великопостен хлеб -
Мне тайной на ладони лягут песни,
Но лишь бы голос всуе не ослеп,-
Молитвенно коснулось Благовестье.
Сколь дивен шёпот благородных губ -
Моих тревог заманчивая сладость!
Шепну в блаженстве робко: Приголубь! -
И воспылает откровеньем радость!
И до рассвета будет не уснуть,
Померкнет диво в ненасытной страсти.
Как пахнет миррой золотой сосуд!
А взгляд любви твоей явился властью!
Безвербье клонит веточку утех,
Смирением припудрив алы щёки.
Слагаю песни сердцем - не для всех,
И мне ли принимать твои упрёки?..

 

Сговор

 «Денежки на стол, девушку – за стол». 

Рученьки мои белые, 
Сердце тоской измучено.
Дышит плодами спелыми
В белом плену омеловом
Яблонька у излучины.

Реченька моя, реченька,
Праздновать ли невстречу мне,
Пестовать ли негорюшко,
Радоваться ли солнышку
Во поле, светлом полюшке?

Яблочки-то медовые,
Словно заря, румяные.
Сладостью околдована...
Сватья пришли незваные -
Пьют мои щёки рдяные.

Солнце закатом выплыло,
Выплыло - приосанилось
И яснооким бисером
Землю в дождях обсыпало...
Ой, да сватьям понравилась.

Рученьки мои белые,
Реченька моя, реченька,
Яблочко манит спелое...
Матушке что отвечу я,
Девица, да несмелая.

Рученьки мои - свечечки.
Веничек, веник новенький.
Пол помету я к печеньке.
Сватья мои бедовые,
В горюшке бестолкова я.

Сшиты уже нарядушки, 
Убрана в благо комната,
Сладенькие оладушки
Слёзоньками наполню я.

Воля небес исполнена.

 

И рай мне - ночь, и снова не до сна

 Да что слова,
Когда апрельским солнцем
Сошла на Землю звонкая весна.
Молюсь тихонько, светится иконка,
И рай мне - ночь, и снова не до сна!
Благослови, Господь, спаси, помилуй -
Сегодня  я пронзительно грущу,
Сегодня месяц реки песен вылил,
И я их на родных лугах ищу.
В травинке каждой, в лютике-цветочке,
В крапиве, что проклюнулась едва,
В моей несмелой одинокой строчке,-
И в поцелуях милого жива.
И в сердце... на губах твоих любимых
И на руках, дотронуться боюсь, -
Но так самозабвенно кличет лира,
Что я в тебе бесследно растворюсь.
И пусть душа исхлёстана дождями!
Пусть  луг звездою павшею прошит! -
Мне покаяньем твоя песня станет
Тоски недоброй навсегда лишит.
О, как самозабвенно кличет лира!
Как кличут птицы, радуя сердца!
Желанной каплей на губах любимых,
И раствориться б облачком в глазах.
Да что мне грусть,
Когда апрельским солнцем
Сошла на Землю звонкая весна.
Молюсь тихонько, светится иконка,
И рай мне - ночь, и снова не до сна!

 

Просто о великом

  Лучиком - к тебе в окошко,
Поцелую и поглажу.
Отдохни еще немножко,
Так боюсь я сон твой сглазить.

По тебе скользну несмело
Той великою любовью -
По-иному не умею
И других не знаю слов я.

Прикоснусь улыбкой легкой,
Всколыхну лучом ресницы.
Пить бы, пить твои истоки
И вовек мне не напиться.

А потом... прилягу рядом.
Тихо-тихо, чуть дыша...
Нежным-нежным диво-взглядом...
И, поверь мне, так всегда.

Той великою любовью,
Озорной и неумелой,
Каждым утром буду вновь я
Удивлять тебя несмело.

Лучиком - к тебе в окошко.
Просыпайся, любый-милый.
Я - по солнечной дорожке,
Чтоб мгновенье не застыло.

 

Здравствуй, мой Ясный День

  Тихо открою дверь
                                        и улыбнусь иконно.
Здравствуй, мой Ясный День, -
                                        ты мне шепнёшь спросонья.
Звёздочками ночей 
                                        грянут на нас столетья.
Пой для меня одной 
                                        звуками разноцветий.
Сыпь в закрома души
                                        горстью щедрот Господних,
Тают снега вершин 
                                        передо мной сегодня.
Звонкие ручейки 
                                        в море несут кораблик,
Нежность твоей строки -
                                        тайной летит галактик.
"Нет никаких разлук, 
                                        солнце ласкает спины",
А поцелуй у губ -
                                        песней любви отныне.
"Воздух прозрачен, свеж",
                                        тянет небес напиться,
Музыкою надежд 
                                        песня твоя струится.
Выплеснет вечность дождь 
                                        капельками на лица.
Как же блаженна дрожь
                                        певчей весенней птицы!
Тихо открою дверь
                                        и улыбнусь иконно.
Здравствуй, мой Ясный День, -
                                        ты мне шепнёшь спросонья.
И упадут миры
                                        звуками нежной флейты,
Славлю Твои дары, -                     
                                        радость воскреснет в сердце.

 

Вечностью в тебя взляну...

  Вечностью в тебя взгляну
И прожгу до донышка...
Травы ты мои примни -
Буду тебе солнышком.
Светом тех далеких звезд,
Что согреют душу
И растопят в сердце лед.
(... ты меня не слушай).
Не томи мою печаль,
По карманам горюшко.
Ой, влюбилась невзначай
В твое поле-полюшко.
И луной к тебе шагну,
Высвечу улыбку...
Как заря летит ко дню,
Я скучаю шибко
По тебе, любимый мой,
Золотое облачко.
Только в омут с головой,
Не ладьей, а лодочкой.
Ты прими меня, примни,
Раскрути желание.
Я дарю тебе огни
В этом мироздании.

 

Печаль

  Печаль… окно в завьюженной дали,
И небо надо мною шалью звёздной,
Сады цветеньем тропки замели,
И всё менять уже довольно поздно.
Там, в городке, где колокол – как зов,
С грустинкой в небо вечное  глядишь,
И грудь томит, а сердце - боль и стон,
И так пугает майских ливней свист.
И мне сует земных не пережить:
Твоей тоской свою врачую жадно.
Минует время, ливни будут лить
На плечи нам безлико, беспощадно.
Раскрасит время мой блаженный лик
Совсем в другую радугу из сказок,
А ты откроешь не испитый стих
И так захочешь чуда прежней ласки,
Что звёзды хлынут из созвездий снов
На ясный день, на блеклое жилище…
И солнце… солнце огненностью слов
Соединит встревоженные лица.
Не отогреться… нет, не отогреть,
Сады цветеньем тропки замели…
Как трудно в этом мире не сгореть!
А ведь не петь друг другу не могли.

 

А мне бы лишь на миг присниться...

  Цветущий луг, встревожит птица
Те мысли, что летят к тебе.
А мне бы лишь на миг присниться -
Бегу к околичной избе.

Уже погас огонь за ставней,
Свеча растаяла дотла...
Замру в преддверьи звёздной тайной -
Ей тоже хочется тепла.

В одно единое богатство
Соединить бы тень двоих
И обозначить постоянством
И взгляд, и дух, и жизнь, и лик.

Цветущий луг! Какое царство!
Но мир жесток - в нем все не так.
Любовь презумпцией коварства
Бросает выцветший пятак.

Нет, не смотри застывшим взглядом
В мои уставшие глаза...
Как луг цветёт!.. Но листопадом
Упали наземь небеса.

 

Зелье-зельюшко зверобойное

  Звёзды-звёздочки  золотистые
Cыпом сыплются на поляночку.
Золотистые, да лучистые
Средь  бурьяна да под туманами.

Ой, цветущий,  да среди вереска,
Листья сочные в белу крапинку.
Вымыв рученьки, Богородица
Расплескала по травам капельки.

Зверобоюшка, милый батюшка,
Лучик выплесни свой тонюсенький,
Обойми меня им, касатушку,
Желтооким  разливом бусинок.

По рукам моим и по ноженькам,
Всё к сердечку забавой вяжутся.
Нету мочи, слабею, божечки )))
Что ж ты, милый, так робко дразнишься…

О томление, о растерянность,
О тоска моя горемычная,
И не любится, и не верится,
И надежда, как тень, безлицая.

Заварю-ка я две-то ложечки,
Две-то ложечки, да щепоточку,
Стылой ноченькой - по дороженьке,
Заблестят  цветы, как серёженьки!

На землице да все под крестиком –
Зверобоюшко продырявленный.
Там распяли Христа и весточкой
Сыплет свет свой он на поляночку.

Наступлю невзначай, о божечки)))
Конь волшебный мой разыграется,
Мне скакать бы на нём всю ноченьку,
Зорька-зорюшка, ой, как ярится.

Оберегом, да в нашу горницу,
Злые духи в ней не поселятся.
Силой-силушкою волшебною
Вся тоска моя перемелется.

Положу пучок под порожечек,
И - ни чёрт, ни пень, ни колдуньюшка…
Усмирятся глаза враждебные,
Я спляшу огоньком под дудочку.

О рассветы, рассветы рясные,
Несмышленая я гадалица…
А веночек-то – не напраслиной,
А любовью моей восславится.

Подмешала я святоянское,
Зелье-зельюшко зверобойное.
Устоишь ли под жгучей ласкою? -
Но не бойся – я сердобольная.

Сердобольная – не колдуньюшка,
Силой-ласкою, да встревожена
Я спляшу огоньком под дудочку.
Нету мочи, слабею, божечки.)))

 

А ты шепчешь сладко Солнышко

  Назову тебя тихонечко по имени
И комочек нежности вложу.
Как люблю я твои руки сильные
И в объятьях травушкой дрожу!
Ты по травушке, как солнышко 
                                    небесное,
Ясным Днём безудержно пройдись.
Воронец цветёт в Придонье песнями
И берёзы выпустили лист...
Боже мой! Как майское тревожит!
Пахнет как! - да просто о-ша-леть!
Я сегодня волюшку стреножу,
Чтоб с тобой одной улыбкой петь.
Чтоб черп`ать всю страсть твою 
                                     до донышка,
до мельчайшей капельки любви... -
А ты шепчешь... шепчешь сладко:
                                     Солнышко, -
Разрывая сердце на куски.
Поцелую губоньки любимые...
Нижнюю, - я так её люблю...
А в прудах уже воркуют лилии...
Нежный мой, - стократно повторю.
Птичий гвалт с утра, слетают 
                                     пёрышки -
Гнёздышки смятенны и сыты -
Я вздохну в объятиях беспомощно,
Улыбнусь, как на пруду цветы.
Опьяней под теплотой ладошек,
Грудь горит, румянец щёки мнёт.
Закричал петух, зевнула кошка...
Вся дрожу в плененьи милых рук.
А ты шепчешь... шепчешь сладко:
                                      Солнышко,-
Разрывая сердце на куски... -
Всю тебя хочу, хочу до донышка,
До мельчайшей капельки любви.

 

И любить я тебя не устану...

  В этой осени стылой и грешной
 тихим ветром в моих волосах
 заплутай и воскресни надеждой -
 одолимы и робость, и страх.
 В этой осени спелой рябиной
 прикоснуться к любимым губам.
 И дрожать, словно листик осины,
 и склониться в поклоне к ногам.
 Не пугают бесцветные нити
 ошалевших осенних дождей.
 От нечаянных дум, по наитию,
 окунусь в тихий пламень очей.
 Позови тихим окриком в осень,
 в золотой ароматный шатер.
 Изумруды горят среди сосен,
 полонив ярким светом мой взор.
 Позови в опаленные грезы,
 в вожделенье бесстыдных ночей.
 Пусть омоют последние росы 
 (даже в холод они горячей). -
 И манят откровением чётки.
 Их особый чарующий звук -
 всплеском вёсел доверчивой лодки. 
 Позови в колдовство своих рук.
 И любить я тебя не устану
 Разговленьем в свеченьи зари.

 Дым - завесой и горечь обмана...

 говори мне: люблю, - говори.

 В этой осени стылой и грешной
 тихим ветром в моих волосах
 заплутай... утони, как и прежде...

 

В радости беспечальной розу утех сорву

  Празднует листопадом осень мои печали,
Щедро следы шнуруют звёздочки октября.
Вот и заутрени час - пахнет кулич венчальный,
Медленно тают свечи каплями янтаря.

Не говори - не любишь, не сотвори молитву
Ту, что из сердца камнем скатится на траву.
Травы уже пожухли - к счастью я не привыкла,
В радости беспечальной розу утех сорву.

Ты - за морями песен, "я где-то здесь,  но рядом".
Плачут дожди, спасая, - буднями на порог.
Праведный Боже, где ты?  Где же твои награды? -
Вечер разлук смятенных горестями промок.

Ты посмотри, любимый, радугой листопады!
Вечность горит над нами тысячью малых солнц.
Ты посмотри… и, знаешь, не отведу я взгляда.
Слышишь: колдует рядом наш листопадный звон.

Каждый твой вдох и выдох музыкой сопричастья.
Не говори - не любишь, животрепещет грех.
Робкие сны, как луны, звёздные вина – счастьем,
В радости беспечальной розу сорву утех.

 

Соловей-бесёночек...

  Соловей-бесёночек… и душа тревожится,
А печаль-печалюшка на печали множится.
И уже черёмуха снежится да вьюжится,
Белый цвет вплетается в майские калюжицы.
По  лужку зелёному - ноженьками босыми,
Майским околдована и гонима грозами.
Пью дождей бокальчики, их сплетаю ниточки,
Косы свои мокрые привяжу к калиточке
Ленточкой, да аленькой, из огней сплетённою -
Очи мои ясные в твой покой влюблённые.
Милый мой, хорошенький, ой, зажги окошечко,
Для меня, для любоньки, крошечки-хаврошечки.
Принесла в ладошечках  нежности сиреневой,
Только знать бы, сладенький, сколько мне намерено
Долюшки да счастьица, да тоски и горюшка –
А печаль-печалюшка – что в предзимье полюшко.
Выплесну напевами грусть и одиночество,
Ты пойми меня, примни, о, моё высочество.
Берега твои круты, не достать до небушка,
А уста как мёд сладки… как кусочек хлебушка.
Охмелею, обойму рученьками нежными,
Что же делать, как мне быть с мыслюшками грешными?
А луна давным-давно брови-то наводит,
Только душу не уймёшь – майским хороводит.
Ручейком по камушкам грусть бежит водицею,
В твою горенку впорхну голосистой птицею.
Соловей-бесёночек… и душа тревожится,
Пусть веселие моё на твоё умножится.

 

И вот уже ландыши дышат...

  Кончается повесть мая с цветами лилового тона
И с терпкими иглами сосен, текущих душистой смолой,
И в том изумрудном­ рае горят земляникой­ склоны,
А трав скороспелы­х запах - вина аромат хмельной.

И песнь соловья в рассветах - нечаянная награда,
Неведомое томленье, что может отраднее быть?
Кончается повесть мая...
Но тосковать не надо,
Блаженство блаженств на свете никто не может 
продлить.

И вот уже ландыши дышат...
Улыбкою мне их шалость!
И ветер завьюжил цветеньем,­
мой сад до земли наклоня,
Кончается повесть мая. Весна бы на миг задержалась,
Но разве она поспорит с вселенским­ светилом огня... 

 

Плескать в любовь ковшом зарю

  …туман струящихся волос
в тебя предвечной тайной  врос
и вновь распахнуты объятья
в незримую дорогу счастья
и губы ластятся к губам
навек в единое связав
твои-мои проникновенья
небесным вторя песнопеньям

как будто все огни вселенной
потоком хлынули на нас -
и воскресать в прикосновеньях
и утопать в кипенье ласк
и вновь распахнуты объятья
в незримую дорогу счастья
и сокровеньем - миражи
и только ты в них, только ты…

дышать блаженно за плечом 
и поцелуем горячо
касаться обнажённой кожи
и раствориться в страстной дрожи
до упоения … безумства…
вновь усмиряя с`ердца буйство
твоим-моим проникновеньем
словами, полными свечений

безбрежной нежностью ресниц
касаться губ сокрытых лиц
и собирать нектар спасенья
любовных пыток и томлений
и снова – пр`опасть, чуть дыша
блаженно светится душа
и замирает на мгновенье
в твоих-моих проникновеньях

вздыхая стоном до рассвета
благодарить тебя за это…
и вновь очнувшись поутру 
плескать в любовь ковшом зарю
подмешивая травы… птиц
и грохот божьих колесниц…
и обсыпать вишнёвым  снегом
безудержных влечений негу…

так миг за мигом постигая
причастье встреч, блаженство рая… 

 

И возблаженствую!..

  Нежно рассвет соскользнул на поляну,
И потянулись травинки спросонья.
Радужной птицей и выдохом странным
Солнце присядет ко мне на ладони
И возблаженствую в жёлтой купели! -
Это земля в одуванчиках кружит,
Тайной вселенской играют свирели
И над любовью мелодии - вьюгой!
Выдохом звонким загадочно-майским,
Спелой черёмухой в ласках признаний,
Духом сиреневым в облачке райском,
В капельке алой несметных желаний.
И возблаженствую в зелени пышной!
В звёздных разливах на донце колодцев!
Сердце замрёт, а потом еле слышно
Всхлипнет опять, как по заводи вёсла.
Ты безмятежно протянешь мне руки,
Пальчики светлые - отблеском лунным.
И ниспадут вдохновенные звуки
Мне на уста откровением струнным.
Сладко усну, утомлённая ветром,
Песней рассвета в малиновых зорях.
Иволга вскличет над заводью где-то,
Солнце присядет ко мне на ладони.
Взгляд твой скользнёт, беспредельно жалея:
Нежности дерзкой заманчив комочек.
Липовым мёдом, парами шалфея
Вся поднебесная громко хохочет. 

 

Ивушка плакучая до воды склонилась

  Ивушка плакучая до воды склонилась,
Ласки в травах сочных речка не забыла.
Смотрятся листочки в голубые воды,
Подойдём к мосточку,  да не зная броду.
Бережок в калужнице, лютиках-цветочках,
Лепестками лужицы в травяных дорожках.
Как шагнём на мостик, жердочка качнётся,
А сердечко в страхе птичкою забьётся.
Вскину руки белы, обойму за плечи,
Поведу лугами в знойный летний вечер,
Где шалят стрекозы и свистит кузнечик,
А твоей тревоги вовсе не замечу.
Отзовёшься нежно - и приляжем в травы,
Зашумит далече песнями дубрава.
Лютики обсыпят волосы и спины,
И шепну в желаньях: миленький, мой милый.
Выдохнет лучами зорюшка в Придонье
И нарядит в платья при дорожках клёны.
И воскличет веткой ивушка-царица,
Капелек любовных предложив напиться.
Как подставлю руки, рученьки девицы,
Капельки – в ладошки, сердце возгорится
Не тоской-кручиной, а томленьем-негой,
И обсыплет воды снова белым снегом –
От черёмух радость прямо так и льётся
В наших ласках смачных душно отзовётся.
О, Иван Купала, цветик долгожданный,
И примнутся травы в радостях желанных.
На тебя, Купалушку, наряжу я иву,
Ленточками алыми обвяжу на диво.
Пусть краса струится с веточек зелёных,
Ликом окунётся в вод студёных лоно.
Не томи сердечко, милый мой дружочек, -
Видишь, как по речке месяца рожочек
 Шаловливо дразнит, плавает лодчонкой ,
В травах изумрудных замил`уй девчонку.
Капельки – в ладошки, сердце возгорится,
Песен полюбовных предложив напиться. 

 

Подари...

  Подари мне поля, 
                        подари мне луга,
Подари мне реку
                        и круты берега,
Подари мне цветы, 
                        что веночком растут
И сирени кусты, 
                        пусть, как звёзды цветут.

Подари мне рассвет 
                        в нежных красках зари,
Голубой небосвод, 
                        что от солнца горит,
Пряный запах лесов, 
                        белых ландышей звон,
А ещё соловья 
                        зачарованный стон.

Упадут небеса 
                        в изумрудные травы,
И откликнусь тебе 
                        несравненной Забавой.
От меня же прими 
                        свет луны светлоликой
И поляны любви,
                        что поют земляникой.

Уведу в тёмну ночь, 
                        пусть, как звёзды, смеётся,
И душа на твой зов 
                        огоньком отзовётся. 

 

Я в гости к вам...

  Нагряну в гости в деревеньку запросто.
Пушистым снегом замело порог,
Пленит сознанье незабвенным запахом
Из квашенки румяненький пирог.

О, как уютно в этих сенцах простеньких!
Всё та же занавеска на окне,
А мама достаёт с улыбкой противень,
И закипает чайник на огне.

И всколыхнёт гармонь в душе заветное,
Заговорит транзистор без помех.
Я новый телевизор не заметила -
В нём диктор языкаста, как на грех.

Я в гости к вам, луга мои родимые!
В обманчивую эту пору зим
Незримы волны, скованные льдинами,
А дол посеребрён и нелюдим.

Здесь так же всё до горечи любимое.
Как это в сердце кротком уберечь?
Вливается простор в необозримое,
И нет желаннее тех милых встреч.

Я в гости к вам, поля мои пшеничные.
Мне волей - вера, и помощник - Бог!
Вы правы… правы, это очень личное:
Тревоги средь утерянных дорог. 

 

Любовный чай, на чашке светлый ирис...

  Любовный чай, на чашке светлый ирис,
Ты предложил мне с травушками луга
О, нежность меченосных белых лилий –
И с новой страстью мы летим друг в друга.
Рука – к руке, целуют губы – в губы,
И огонёк звездой затих меж ними.
Скиталец он... Блаженствуя, мы любим.
И груши - смак, и вечной сказкой - сливы.
Их в этот год – да просто завались!
Летят на землю спелые комочки,
А краснопёрой пташки смачный свист 
Взволнует так, что звякнет  в чашке ложка
И вдруг замрёт, 
а сердце застучит…
И снова губы – спелой сливой в губы…
И груши - дух… 
Как изумруден  лист!..
И шёпот твой: Люблю тебя, голуба.
И – мир к ногам, и сердце – на издых,
Мне песен не дано твоих потрогать –
Рука – к руке, и сад, таясь, притих,
И расплескалась радость у порога.
Скорбить ли мне Марией о Христе? 
Пристало ли печалью Деве плакать?
Уж если лик проявлен на холсте,
То в никакие бездны не упрятать.
Велик ли грех, когда любовью в дар
Отмечены и губы, и запястья,
И бусинками алыми из счастья
Пылают так – не потушить пожар.
Любовный чай, на чашке светлый ирис,
Ты предложил мне с щедростью напиться.
А на столе букетик милых лилий,
И свет луны течёт по нашим лицам. 

 

И возблаженствую, любя...

  И вот уже дохнул мой сад
 Янтарным звуком спелых яблок -
 Летят в траву, и метит взгляд
 Осу, упившуюся в мякоть.
 И возблаженствую, любя
 Сей аромат обычных буден.
 Я, как иконочку, тебя
 Несу под сердца громкий бубен.
 Любовь моя – Налив в соку,
 Встревожат ливни нежность кожиц -
 И брызнет на мою тоску
 Смешинкой яблоневых рожиц.
 Душа взметнётся до небес –
 Дары Господние по силам.
 Вот этот сад, вот это лес –
 Другого я и не просила.
 Но то, что ты в тех буднях есть,
 Для сердца – высшая награда
 Ты мне и страсть, ты мне и месть,
 И этот дух янтарных яблок.
 Вздохнёт под яблоней земля,
 Хоть не страшна, но тяжка ноша.
 Ты - в этих буднях, я – твоя ль?
 И песни жгут, и мысли схожи!
 И душит так – не продохнуть!
 Глаза не покаянным застит.
 А тихий шёпот бледных лун
 Пометит новой сладкой страстью.
 Вспугнёт в мгновенье резкий звук,
 Как неожиданно паденье….
 Всё стук да стук, и стук… и стук…
 И мякоть – яблочным сомненьем.
 Но дух! Каков по силе дух
 У этих маленьких комочков!
 Мне стрелы бы и вечный лук,
 Из рук моих любовь польётся

 К тебе и сердцу твоему…
 И не спеши отвергнуть Божье.
 А нежность на мою тоску
 Не пожалей, откликнись дрожью. 

 

Не отпускай...

  Не отпускай... Я не хочу
Не целовать твои рассветы,
В смятеньи веки опущу -
Уже рукой подать до лета.

А там...
В июньской суете,
Любовью снова всхлипнут флейты.
И в запредельном полусне
Твой голос будет верным-верным.

И чашки робкий голосок...
Беспутно чай расплещет ложка.
Поспи ещё, поспи часок...

Как жаль, 
не любишь ты окрошку!

А я в кувшин плеснула квас,
И подбодрила дикой мятой.
Мне по душе твоя бы власть,
Да только плачу виновато

Над непоседливой строкой,
Что в струнах ярится жар-птицей.
Смахну легонько прядь рукой -
Опять бессонница... не спится.

И... разрывается душа
На лоскутки и на мгновенья.
И, мысли жадно потроша,
Желает вновь прикосновений

Тех, что на грани простоты,
Туманны и немного росны...
И давит грудь от духоты.

И покаяньем 
схлынут звёзды,

Прикрыв твою-мою печаль,
Украсив радугою скатерть.
Аккорд гитарный: Ах, как жаль! -
На губы бабочкою сядет.

Не отпускай... Я не хочу
Не целовать твои рассветы... 

 

В дивном храме березовых рощ...

  Тонок стан, и луга волос
Разметались над водной гладью.
Это ливни моих берёз
Светят нежно зелёной прядью.
Ты, как бог всемогущий Хорс,
Солнцем льнёшь к моим алым щёчкам,
Взгляд твой нежен, любовен, прост,
Обжигаешь глаза и мочки.
Не любить тебя, экий грех,
За ветвями взметнулись руки.
Как зазывен твой голос, Стерх,
В серебристо-протяжных звуках!
Не русалка, но не проста,
Ей прохладой подводный дом.
В поцелуях твоих пьяна –
Сок берёз опьянил вином.
На Семик убегу в леса
И веночек сплету из листьев.
Ой, да д`евица, ой, краса,
Но повадочки, знамо, лисьи.
Не хитрить не могу, о, грех,
И тоска, и былая м`ука.
Как зазывен твой голос, Стерх,
В серебристо-протяжных звуках!
Ленты, ленточки, лоскутки,
Разукрашу красу-берёзу.
На плечах у подруг -  платки…
Пироги и хлопки и слёзы…
Хороводят вокруг берёз
Деревенские раскрасавицы.
В дивном храме берёзовых рощ
Всё мелькают лукаво платьица.
Захвораю, стегни легонько
Меж плечами зелёной веточкой.
Ой, берёзка, берёза тонкая,
И моя в твоих листьях ленточка. 

 

И годы - утицей по лужам

  И вот уже снега упали
на потаённые леса,
А мне-то лучше ведь не стало,
молюсь в углу на образа.
И сердце ноет, будто ветер,
горит свеча, не ярок свет,
И всё не так, и кой-то вечер
я полюбовных жду утех.
Вплела тесьму в тугую косу,
совсем повыплакав глаза,
И жду, когда уйдут морозы
и грянет майская гроза.
А с ней и ты, мой милый-любый
шагнёшь смятенно на порог...
О, как же сердце моё любит,
и ты без ласк совсем продрог.
Ладони... вот они ладони -
Так горячи - что солнца луч.
Я буду тёплой, буду сонной -
целуй-целуй меня и мучь.
Я ложе мятой умастила -
не ложе - а небесный рай,
А  гнёздышко, как птица свила,
за плечи нежно обнимай.
Снежинка блеклой вестью кружит -
гляжу беспомощно в окно,
И годы - утицей по лужам,
а в лужах - горькое вино. 

Наверх